КАК ГУЛЯЛ ОДИН РАССЕЯННЫЙ

- Мама, я пойду гулять?

- Иди, Джованни. Только будь осторожен, когда станешь переходить улицу.

- Ладно, мама. Пока!

- Ты всегда такой рассеянный...

- Да, мама. Пока!

И Джованни весело выбежал из дома. Поначалу он был очень внимателен. То

и дело останавливался и ощупывал себя:

- Все на месте? Ничего не потерял? - и сам же смеялся.

Он был так доволен своей внимательностью, что даже запрыгал от радости,

как воробушек. А потом загляделся на витрины, на машины, на облака, и,

понятное дело, начались неприятности.

Какой-то очень вежливый синьор мягко упрекнул его:

- Какой же ты рассеянный, мальчик! Смотри, ты ведь потерял пальцы!

- Ой, и верно! Какой КАК ГУЛЯЛ ОДИН РАССЕЯННЫЙ же я рассеянный!

И Джованни стал искать свои пальцы. Но нашел только какую-то пустую

банку. Пустую? Посмотрим-ка! А что в ней было, в этой банке, раньше? Не

всегда же она была пустая...

И Джованни уже забыл, что ему надо отыскать свои пальцы. А потом он

забыл и про банку, потому что увидел вдруг хромую собаку. Он кинулся за

ней, но не успел и до угла добежать, как потерял руку. Потерял и даже не

заметил. Бежит себе дальше как ни в чем не бывало.

Какая-то добрая женщина крикнула ему вслед:

- Джованни, Джованни! Руку потерял!

Куда там! Он даже не услышал!

- Ну ничего, - решила КАК ГУЛЯЛ ОДИН РАССЕЯННЫЙ добрая женщина. - Отнесу руку его маме. - И она

пошла к Джованни домой.

- Синьора, вот тут у меня рука вашего сына!

- Вот растеряха! Просто не знаю, что с ним делать! Такой рассеянный!

Такой рассеянный, что дальше некуда!

- Да, конечно, только все дети такие.

Спустя немного пришла другая добрая женщина:

- Синьора, я нашла тут чью-то ногу. Не вашего ли Джованни она?

- Ну конечно, это его нога! Узнала по дырявому ботинку! Ах, какой же у

меня рассеянный сын уродился! Просто не знаю, что с ним делать!

- Да, конечно, с ребятами всегда так.

Прошло еще немного времени, и один за другим в дом Джованни КАК ГУЛЯЛ ОДИН РАССЕЯННЫЙ потянулись

разные люди - какая-то старушка, рассыльный булочника, вагоновожатый и

даже старая учительница-пенсионерка. И все приносили какой-нибудь кусочек

Джованни: кто ногу, кто ухо, кто нос.

- Ну где вы найдете еще такого рассеянного мальчишку, как мой сын! -

воскликнула мать.

- И чего вы удивляетесь, синьора! Все дети такие!

Наконец заявился домой и сам Джованни, прыгая на одной ноге, без рук,

без ушей, но как всегда веселый, живой и резвый, словно воробушек.

И мама только головой покачала. Потом привела его в порядок и

поцеловала.

- Все на месте, мама? Ничего не потерял? Видишь, какой я молодец!

- Да, да! Уж такой молодец, что дальше некуда!

ЖЕНЩИНА КАК ГУЛЯЛ ОДИН РАССЕЯННЫЙ, КОТОРАЯ СЧИТАЛА "АПЧХИ!"

В Гавирате жила одна женщина, которая целыми днями только и делала, что

считала, кто сколько раз чихнет, а потом рассказывала об этом своим

приятельницам, и они вместе долго судачили про эти "апчхи!"

- Аптекарь чихнул семь раз! - рассказывала женщина.

- Не может быть!

- Клянусь вам! И пусть у меня отвалится нос, если я говорю неправду! Он

чихнул все семь раз ровно за пять минут до того, как пробило полдень!

Они долго обсуждали это событие и наконец пришли к выводу, что аптекарь

подливает воду в касторку.



- А священник чихнул четырнадцать раз! - продолжала рассказывать

женщина, вся красная от волнения.

- Ты не ошиблась?

- Пусть у меня КАК ГУЛЯЛ ОДИН РАССЕЯННЫЙ отвалится нос, если он чихнул хоть одним разом меньше!

- Боже, что станет с миром, если и дальше так пойдет!

Они снова долго судачили и пришли к выводу, что священник слишком много

наливает масла себе в салат.

Однажды эта женщина и ее приятельницы (а их было больше, чем дней в

неделе) спрятались под окнами синьора Делио, чтобы пошпионить за ним. Но

синьор Делио и не думал чихать - он не нюхал табака и не был простужен.

- Ни разу не чихнул! - огорчилась женщина, которая считала "апчхи!". -

Должно быть, тут-то и зарыта собака!

- Конечно! - поддержали ее приятельницы.

Синьор Делио услышал их разговор. Он взял молотого КАК ГУЛЯЛ ОДИН РАССЕЯННЫЙ перца, насыпал его в

пульверизатор и незаметно обсыпал сверху сплетниц, что притаились у него

под окном.

- Апчхи! - чихнула женщина, которая считала "апчхи!".

- Апчхи! Апчхи! - стали чихать ее приятельницы и никак не могли

остановиться.

- Я чихнула больше, чем вы! - заявила вдруг женщина, которая считала

"апчхи!".

- Нет, мы чихнули больше! - закричали приятельницы.

Тут женщины вцепились друг другу в волосы и давай колошматить одна

другую. Платья на них порвались, и у каждой оказалось по выбитому зубу.

С тех пор женщина, которая считала "апчхи!", перестала разговаривать со

своими приятельницами. Она купила себе записную книжку с карандашом и

стала ходить одна-одинешенька. Каждое "апчхи!" она отмечала в записной

книжке плюсиком.

Когда КАК ГУЛЯЛ ОДИН РАССЕЯННЫЙ она умерла и люди нашли ее записную книжку, заполненную

плюсиками, они удивились:

- Смотрите, должно быть, она отмечала этими плюсиками все свои добрые

дела! Как же много добра она сделала людям! Уж если она не попадет в рай,

то нас туда и подавно не пустят!


documentaqdpztx.html
documentaqdqhef.html
documentaqdqoon.html
documentaqdqvyv.html
documentaqdrdjd.html
Документ КАК ГУЛЯЛ ОДИН РАССЕЯННЫЙ